Персональные инструменты
Счётчики

Портал:Ниасилили/Владимир Мединский

Материал из Lurkmore
Перейти к: навигация, поиск
Recycle.pngЭта статья находится на доработке.
Эта статья всё ещё не взлетела и не соответствует нынешним реалиям /lm/. Если 19.02.2018 не наступит решительного улучшения, статья подлежит безоговорочному уничтожению.Дата последней правки страницы: 28.12.2017
«

Трэш-писатель, мракобес, абсолютный фрик — это может быть и преимуществом.

»
Олег Кашин о назначении сабжа министром культуры
Владимир Ростиславович даже не смотрит на тебя, потому что ты мразь конченая с лишней хромосомой

Владимир Ростиславович Мединский (род. 1970 — к сожалению, ещё нет) — политик, пейсатель, псевдоисторик, федеральный министр народного просвещения и пропаганды с 2012 года, доктор плагиатических наук. Самый культурный и интеллигентный человек этой страны, регулярно оказывающийся в эпицентре разных скандалов.

Содержание

[править] Начало карьеры

Путь per aspera ad astra Владимира Ростиславовича начался сразу же после окончания института, когда он и его однокашники замутили одно из первых в стране рекламных агентств под названием «Корпорация „Я“». Будучи человеком амбициозным, Мединский хотел превратить агентство в настоящую бизнес-империю под своим руководством. Но не срослось, не фартануло: в 1996 году компания оказалась на грани краха из-за банкротства крупнейших финансовых пирамид, бывших её клиентами, одной из которых была небезызвестная контора Сергея Мавроди «МММ».

Хотя компании и удалось чудом остаться на плаву, с тех пор Владимир Ростиславович охладел к серьёзному бизнесу. Он переписал свою долю в компании на отца, бразды правления «Корпорации „Я“» вложил в руки бывшего однокурсника, сам же направил стопы свои на госслужбу.

Начал Володя с Федеральной службы налоговой полиции, затем по протекции старого институтского приятеля оказался с Министерстве по налогам и сборам. Министру Георгию Боосу Владимир Ростиславович приглянулся, но после пидорения кабинета Примакова Бооса ссаными тряпками изгнали из правительства, а вместе с ним на морозе оказался и наш герой. Но Боос возглавил избирательный штаб блока «Отечество — Вся Россия» на выборах в Госдуру 1999 года и позвал Мединского к себе отвечать за взаимодействие с региональными СМИ и заниматься вопросами наружной рекламы в регионах.

Вместе со своим шефом, Мединский вовремя уловил политическую конъюнктуру момента, оказавшись в рядах едросни. В 2002 году Владимир Ростиславович возглавил исполком московской организации «Единой России», а в следующем году был избран депутатом Госдумы по списку ЕР. Боос и здесь порадел за своего протеже, представив его самому Лужкову, который во многом способствовал избранию Володи.

[править] В парламенте

Активист табачного лобби

Едва попав в парламент, Мединский активно начал лоббировать интересы табачных и пивных производителей, а также игорного бизнеса. В частности, Владимир Ростиславович был автором поправок в закон «Об ограничении курения табака», выступая против полного запрета на курение в общественных местах, и соавтором законопроекта, ограничивающего крупных игроков рекламного рынка. Алсо Мединский принимал участие в разработке технического регламента на пивоваренную продукцию, наносившего серьёзный удар по отечественным пивоварам. Злые языки говорят, что когда Владимир Ростиславович возглавлял Российскую ассоциацию по связям с общественностью (РАСО), компания «Филип Моррис Интернешнл» выплатила этой организации 22,5 тыс. убитых енотов, после чего в новом законе, при запрете рекламы табака на уличных стендах, растяжках и в вагонах метро, табак разрешили рекламировать на станциях метрополитена. На первый взгляд сумма слишком маленькая, но, например, кое-какие деньги явно можно было перевести «Корпорации „Я“», фактическим бенефициаром которой Мединский продолжал оставаться.

Тем не менее, несмотря на определённые лоббистские успехи, Владимиру Ростиславовичу претило заниматься законодательной деятельностью. Ему больше нравилась идеологическая работа, особенно связанная с пиаром и пропагандой. Поэтому Мединский с удовольствием вошел в состав созданной Медведевым президентской комиссии по противодействию фальсификации истории, а в конце своего депутатского срока возглавил парламентский комитет по культуре. Тогда же он сошелся с «серым кардиналом Кремля» Владиславом Сурковым, который курировал в Администрации Президента вопросы культуры, образования и молодёжной политики. Так Владимир Ростиславович стал «придворным пропагандистом». И когда встал вопрос о назначении министра культуры в кабинет Медведева, то Сурков почти сразу вспомнил о Мединском, который опять лососнул тунца после того, как в 2011 году не прошел в Госдуму.

Владислав Юрьевич, рекомендуя Владимира Ростиславовича на пост министра культуры, в первую очередь исходил из того, что на этой должности следует иметь не собственно человека от мира культуры, а пиарщика, пусть даже от вопросов культуры и далёкого. При этом новый министр может быть полным дундуком в области государственного управления, главное, чтобы умел красиво говорить и внятно объяснять свою политику. Мединский вполне подходил под эти критерии, умея убеждать, полемизировать с комсомольским задором и делать громкие заявления. Поэтому Владимир Ростиславович не только занял пост министра культуры, но и удержал его после ухода из правительства самого Суркова.

[править] Министр культуры

Первой громкой инициативой свежеиспечённого министра культуры стало предложение переименовать московские улицы, названные в честь революционеров. Сия инициатива вызвала шквал критики, коммуняки даже хотели проверить его заявление по 282 статье. Тащемта, ещё будучи депутатом он регулярно предлагал закрыть Мавзолей и похоронить Ленина, поэтому к пронзительным голосам со стороны коммуняк ему было не привыкать, но всё же «сверху» его попросили малость призаткнуться.

Вняв вразумлениям, Володя изменил риторику. Теперь он молчал о переименованиях улиц, зато заговорил об отмене налога на прибыль для учреждений культуры и повышении зарплаты их сотрудникам. В разгар ливановской охоты на «неэффективные вузы» Мединский клялся, что ни один институт, находящийся в подчинении его ведомства, закрыт не будет. При атаке на РАН он многозначительно молчал, открыто не поддерживая идеи по «прореживанию» числа академиков. Одним словом, старался быть «своим» для работников культуры.

Не забывал Мединский и о вышестоящих. В частности, славословия в адрес Гаранта Конституции из его уст звучали беспрестанно. Особенно сабж отличился, когда назвал Путина «первым правителем после Николая Романова, пришедшим к власти 100% законным путём». Подобные дифирамбы не прошли даром: в минкульт не только передали Федеральное агентство по туризму, само по себе являющееся финансовым Клондайком, но ещё и излили туда реки бабла.

Так, ежегодно из федерального бюджета Минкульту выделяется порядка 400 млрд рублей на финансирование различных программ + деньги от туризма, составляющие около 200 млрд рублей в год. К тому же Ростуризм активно поддерживает бизнес-структуры, которые выигрывают те или иные конкурсы, являясь тем самым серьёзным инструментом не только отраслевой, но и региональной политики. Под Мединского были также перераспределены полномочия от Фонда кино по финансированию этого «важнейшего из искусств». Если учесть, что до 2012 года, когда Фонд был самостоятельным в финансовом плане, через него проходило 3-4 млрд рублей, то в руки министра культуры попал ещё один весьма неплохой денежный поток.

За время своего пребывания на посту министра культуры Владимир Ростиславович сумел настроить против себя почти всех: от коммуняк до либералки Латыниной. Не критикует его только ленивый. Редко какому политику удаётся сие, Мединскому же удалось. Асилил он и другое — быть в фаворе при всех властях. Владимир Ростиславович успел побывать и пламенным комсомольцем, и не менее пламенным ельцинистом, и сторонником Лужкова, и, наконец, верным путинцем. Не исключено, что и последняя ипостась не является для Мединского последней, ибо проныры вроде Владимира Ростиславовича, обладающие хорошо подвешенным языком и чувствующие, куда дует ветер, всегда востребованы.

[править] Мединский — писатель

Собственно

Господин Мединский делает гешефты не только на культуре, поскольку считает себе отнюдь не дельцом, а человеком творческим. Он является дважды доктором наук (политических и исторических), а из-под его пера вышли целых семнадцать книг (часть из них написаны в соавторстве). Самым известным высером Мединского являются «Мифы о России», в которых он попытался опровергнуть наиболее распространенные из оных. Получилось не очень. Книга изобилует историческими ляпами, а то и прямыми передёргиваниями. К тому же слог аффтара излишне кичлив, в результате чего вместо разоблачения «чёрных мифов» получилось создание других, на этот раз «розовых».

По-хорошему, Владимир Ростиславович не является ни писателем, ни профессиональным историком, поэтому что у него получилось, то получилось.

[править] Диссертация

Критерием положительной или отрицательной оценки, — по словам нашего современника — известного русского ученого и мыслителя О.А.Платонова, — могут быть только национальные интересы России. Первый вопрос, на который должна честно ответить историческая наука, — насколько то или иное событие или частное деяние отвечает интересам страны и народа. Взвешивание на весах национальных интересов России создает абсолютный стандарт истинности и достоверности исторического труда.

из диссера сабжа

Весьма некрасивая история.

Medinskiy disser.jpg

В 2011 году Владимир Ростиславович защитил диссертацию на соискание учёной степени доктор исторических наук на тему «Проблемы объективности в освещении российской истории второй половины XV—XVII вв.». В апреле 2016 года группа учёных подала заявление в Министерство образования и науки РФ с требованием лишить Мединского учёной степени. Историки отнеслись к диссертации Владимира Ростиславовича скептически, назвав её «полным дилетантизмом», указав на грубейшие ошибки и попеняв на некорректную работу с источниками[1] и пропагандистский характер работы. Ранее историки анализировали докторскую диссертацию Мединского и пришли к выводу, что она не имеет к науке никакого отношения.

Список публикаций Мединского в автореферате диссертации состоит из пяти монографий и десяти научных статей, но судя по всему, научные статьи были опубликованы не все, а монографий вообще не существует. Публиковался будущий министр культуры в изданиях, связанных с деятельностью его научного руководителя — академика РАН Василия Жукова, который был ректором Российского государственного социального университета (РГСУ). В самой же диссертации использовались фрагменты текста чужих научных работ.

Вопрос о лишении степени должен был решиться в Диссертационном совете Уральского федерального университета (УрФУ) 4 октября 2016 года. Но под довлением Высшей аттестационной комиссии (ВАК) заседание перенесли, а позже выяснилось, что диссертацию и вовсе отозвали из учёного совета УрФУ — формально из-за истечения срока рассмотрения. Председатель ВАК Владимир Филиппов заявил о подготовке специальных мер по фундаментальному огораживанию должностных лиц от критики их «научных» работ, подчеркнув, что сие делается по поручению главы Минобрнауки Ольги Васильевой.

Перенос заседания и последовавшие за ним меры вызвали бурление говн у ряда российских учёных, в том числе академиков и член-корреспондентов РАН. Члены клуба «1 июля», добившиеся отмены ликвидации РАН в 2013 году, опубликовали открытое письмо, потребовав вернуть диссертацию Мединского на рассмотрение в учёный совет УрФУ, а также отправить в отставку руководителей ВАК. Президент РАН Владимир Фортов назвал обращение личным мнением ряда членов РАН, подписанным в индивидуальном порядке и не отражающим позицию всей академии.

Решением ВАК дело Мединского было передано в диссовет МГУ, но там работу отказались рассматривать, поскольку не нашли в ней следов плагиата. Другие члены диссовета заявили, что работу им и вовсе не передавали. Тогда работу отправили в диссовет БелГУ. Но там рассмотрели не работу, а заявление о лишении министра культуры учёной степени. Эксперты БелГУ заявили, что диссертация соответствует формальным требованиям и нарушений в ней нет, а недостатки работы на фоне её достоинств «улетают в облака». Те же, кто критикует работу, просто не любит «русофилов». В оглашенном на заседании заявлении комиссии отмечено, что требование лишить министра учёной степени сделано в «развязном оскорбительном тоне, который не имеет никакого отношения к научной дискуссии».

По существу работу в этих двух инстанциях не рассматривали, поэтому за дело взялся Экспертный совет ВАК по истории. 2 октября 2017 года совет рекомендовал лишить Мединского учёной степени доктора исторических наук.

В беседе «Новой газеты» с официальными оппонентами Мединского выяснилось, что защиты, возможно, и вовсе не было. Доктора исторических наук Александр Борисов и Владимир Лавров, указанные в автореферате диссертации, утверждали, что на самом деле они не были оппонентами и даже не читали работу. Третьего оппонента, доктора исторических наук Басира Гасанова, нет в живых. В Министерстве культуры и в Военно-историческом обществе, которые возглавляет Мединский, на это ответили, что оппонентами министра были не опрошенные «Новой» Александр Борисов и Владимир Лавров, а другие люди. Однако на странице РГСУ, где защищался Мединский, выложен документ, в котором указаны в качестве оппонентов именно Борисов, Лавров и Гасанов. Те же данные есть и у ВАК.

Члены Экспертного совета ВАК 2008—2013 годов, заявили, что положительный отзыв на диссертацию появился «неизвестно откуда», и что совет не утверждал эту работу. Председатель совета Юрий Пивоваров подтвердил: диссертация не приходила к ним на утверждение.

20 октября состоялось заседание президиума Высшей аттестационной комиссии, по итогам которого президиум не согласился с позицией экспертного совета ВАК по истории признать работу Мединского ненаучной, и решил сохранить учёную степень министра культуры РФ. Чему очень обрадовалась министр образования Ольга Васильева.

Самого Мединского критика ученых мужей нисколько не проняла. Он пообещал издать монографию с избранными фрагментами из своей диссертации с комментариями «для более популярного чтения», надеясь, что это издание «найдет своего читателя». Такие дела.

Алсо, породило мем «Диссертация Шредингера»

[править] Отдельные мемы, скандалы, перлы

  • После просмотра фильма «28 панфиловцев» назвал «мразями кончеными» тех, кто не верит в «святую» легенду, подчеркнув, что по меркам исторических легенд история «панфиловцев» абсолютно правдива, и сравнил их с 300 спартанцами. Тот факт, что вымыслом историю о 28 панфиловцах признала военная прокуратура СССР, Мудинского нисколько не смутил.
  • Возмутился современными российскими мультиками, поскольку в них нет ничего «русского», а с английской озвучкой они вообще не будут отличаться от «продукции китайской студии». А ляп про «азиатские, космополитичные» лица детей в этих мультиках вызвал знатную попаболь у узкоглазых жителей Роисси, особенно у якутов.
  • В попытке справиться «с трагическим расколом общества» носился с идеей установить памятную доску в Санкт-Петербурге «герою Первой мировой войны» генерал-лейтенанту русской армии, затем союзнику гитлеровской Германии Карлу Маннергейму. Таки установили. На четыре месяца.
  • ВНЕЗАПНО поддержал выход «Матильды» в прокат, публично заткнув Поклонскую, и попросив силовиков жёстко пресечь довление на государство и кинобизнес со стороны «распоясавшихся» активистов.
  • Размышляя о судьбах Родины, видимо желая подчеркнуть недюжинную силу жителей России, насчитал у них целых 47 хромосом. Попросту говоря, назвал россиян даунами. Очень терпеливыми даунами.
  • Отвечая на вопрос о субсидировании документальных фильмов, выдал мем «Рашка-говняшка», чем вызвал бугурт даже у депутатов Госдумы. По словам Кобзона: «Нам не страшен министр культуры — нам страшна культура министра».

[править] См. также

[править] Ссылки

[править] Примечания

  1. Аффтар отбирал только те документы, которые подтверждали его точку зрения.